Позвоните юристу:

Статья 399 ГПК РФ. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства

(ст. 399 ГПК РФ с комментариями)


1. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства определяются их личным законом.

2. Личным законом иностранного гражданина является право страны, гражданство которой гражданин имеет. В случае, если гражданин наряду с гражданством Российской Федерации имеет и иностранное гражданство, его личным законом считается российское право. При наличии у гражданина нескольких иностранных гражданств его личным законом считается право страны, в которой гражданин имеет место жительства.

3. В случае, если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом считается российское право.

4. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.

5. Лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории Российской Федерации признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью.


Комментарии статьи 399 ГПК РФ в действующей редакции

статья 399 ГПК РФПрименение в качестве основы для определения объема процессуальной право- и дееспособности субъекта, участвующего в рассматриваемом российским судом гражданском деле, понятия «личного закона» следует отнести к числу новелл ГПК РФ 2002 г. Правда, эта новелла фактически кардинально не изменяет соответствующих положений ранее существовавшего законодательства, но она юридически точно раскрывает их содержание, касающееся статуса физических лиц.

Процессуальная трактовка личного закона органически связана с однотипными категориями права гражданского и других отраслей, нормы которых регулируют разрешение судами дел по существу. И, что особенно важно и удобно для практики, комментируемая статья Кодекса обозначает ситуации, когда именно определение юридического статуса иностранных граждан и лиц без гражданства в судопроизводстве следует считать основанными на нормах их личного закона. В данном случае российским судам надлежит учитывать два взаимодействующих фактора: гражданство субъекта процесса и его место жительства.

Критерий гражданства не проживающих на территории России иностранных физических лиц однозначно предписывает считать их личным законом юридические системы соответствующих государств. Значит, российским органам правосудия надлежит при возникновении дел с участием таких граждан учитывать те правила этих систем, которые определяют процессуальный статус своих подданных, даже при несовпадении этих правил с предписаниями отечественного законодательства. Например, на гражданина страны, где закон наделяет его полной дееспособностью в более раннем, чем 18 лет, возрасте, нельзя распространять ограничения, предусмотренные ч. 1 ст. 37 ГПК РФ.

Основу изложенных положений образуют нормы процессуального содержания. Но уместно обратить внимание также на другой, качественно отличный механизм установления юридического, в том числе процессуального статуса иностранного гражданина. При определенных обстоятельствах этот вопрос, касающийся конкретного лица, управомочен рассмотреть компетентный зарубежный суд. Вынесенное решение может быть для гражданина благоприятным, например, когда освобождает его от родительской или опекунской власти, либо, напротив, неблагоприятным вследствие лишения человека дееспособности по мотивам психического заболевания, слабоумия, беспредельной расточительности. Но при любом варианте акты такого содержания подлежат учету российскими органами юстиции. Согласно ст. 415 ГПК РФ в России признаются без дальнейшего производства решения иностранных судов относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение.

Для настоящего времени характерно активное добровольное или вынужденное переселение немалого количества людей из одних стран в другие, заключение браков между лицами с разным гражданством, усыновление детей иностранцами и т.п. Все это нередко приводит к возникновению разнообразных юридических последствий, в том числе к приобретению физическим лицом двух или даже нескольких гражданств. Российское процессуальное законодательство такие последствия учитывает.

Часть 2 ст. 399 ГПК РФ предусматривает, что при двойном гражданстве, из которых одно российское, превалирует последнее. Значит, при судебном рассмотрении на территории РФ дела с участием такого субъекта его личным законом, причем независимо от места жительства, будет право России, в том числе процессуальное в части, регулирующей право- и дееспособность. Аналогичная конструкция применительно к праву гражданскому закреплена п. 2 ст. 1195 ГК РФ.

Второй критерий установления личного закона физических лиц — их место жительства. Нормы ст. 399 ГПК РФ регламентируют практически наиболее вероятные ситуации, когда фактор гражданства играет второстепенную роль или вовсе безразличен при определении российским судом процессуального статуса заинтересованных участников спора. Ориентиром должны служить положения ст. 20 ГК РФ: местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, а для лиц полностью недееспособных — место жительства их законных представителей.

Не знает исключений правило о том, что процессуальный статус иностранного гражданина, проживающего на территории России, полностью тождественен аналогичному статусу гражданина РФ. То же относится к лицам без гражданства, хотя их личным законом считается юридическая система страны места жительства, а таковой может быть как РФ, так и другое государство.

ГК РФ предусматривает, что личным законом беженца является право страны, предоставившей ему убежище. И хотя комментируемая статья ГПК РФ о беженцах не упоминает, юридически корректно наделить тех из них, кто оказался на российской земле, стандартным процессуальным статусом в сфере нашего гражданского судопроизводства. Есть достаточные основания распространить аналогичный режим и на так называемых вынужденных переселенцев.

Взаимодействие специфических обстоятельств способно привести к приобретению физическим лицом одновременно нескольких гражданств. Тогда личным законом такого лица будет право страны его проживания. Логическое толкование ч. 2 ст. 399 ГПК РФ позволяет заключить, что если одно из этих граждан российское, то надлежит считать российское право личным законом данного субъекта с соответствующим выводом относительно его процессуальной право- и дееспособности.

Дополнительный комментарий

Следует констатировать, что распространение в РФ на иностранных граждан и апатридов национального режима кардинально влияет на их процессуальный статус при участии в рассмотрении споров отечественными органами правосудия. Никакие ограничения процессуальной дееспособности, установленные для таких лиц нормами их личного закона, учету не подлежат, они обладают дееспособностью в соответствии с российским правом (ч. 5 ст. 399 ГПК).

Это может касаться, например, граждан из государств, где полная дееспособность наступает по достижении более чем восемнадцатилетнего возраста, ограничены права женщин, особенно замужних, и т.п. Однако решения компетентных иностранных судов об утрате дееспособности конкретными лицами, как уже было отмечено, российским судам нельзя игнорировать.

При необходимости применения норм ст. 399 ГПК перед российскими судами неизбежно возникают специфические проблемы по сравнению с процессами, где нет никаких чужих элементов. К числу таких проблем следует отнести установление в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства личного закона, с учетом которого выясняется их процессуальный статус. Доказательствами могут служить выданные компетентными зарубежными или российскими учреждениями документы, удостоверяющие личность участника спора, место его жительства или нахождения, регистрацию в качестве беженца и т.д.

В особых случаях нужны также решения зарубежных судов, касающиеся дееспособности конкретных субъектов. Такого рода информацию должны представлять заинтересованные участники дела, но она может быть собрана и по инициативе суда, включая использование механизма судебных поручений (ст. 407 ГПК).

Не нашли ответ на свой вопрос? Задайте его юристу по телефону!

Москва: +7 (499) 391-94-20

Санкт-Петербург: +7 (812) 565-33-70

Вся Россия: 8 (800) 500-49-36 (с 9.00 до 21.00 по Москве)

Задать вопрос юристу