Позвоните юристу:

Статья 403 ГПК РФ. Исключительная подсудность дел с участием иностранных лиц

(ст. 403 ГПК РФ с комментариями и судебная практика)


1. К исключительной подсудности судов в Российской Федерации относятся:

1) дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации;

2) дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации;

3) дела о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в Российской Федерации;

4) утратил силу с 15 сентября 2015 года.

2. Суды в Российской Федерации рассматривают дела особого производства в случае, если:

1) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, имеет место жительства в Российской Федерации или факт, который необходимо установить, имел или имеет место на территории Российской Федерации;

2) гражданин, в отношении которого подается заявление об усыновлении (удочерении), об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным, об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации), является российским гражданином или имеет место жительства в Российской Федерации;

3) лицо, в отношении которого подается заявление о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, является российским гражданином либо имело последнее известное место жительства в Российской Федерации и при этом от разрешения данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации, организаций, имеющих место нахождения в Российской Федерации;

4) подано заявление о признании вещи, находящейся на территории Российской Федерации, бесхозяйной или о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь, находящуюся на территории Российской Федерации;

5) подано заявление о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги, выданных гражданином или гражданину, имеющим место жительства в Российской Федерации, либо организацией или организации, находящимся на территории Российской Федерации, и о восстановлении прав по ним (вызывное производство).


Комментарии статьи 403 ГПК РФ в действующей редакции

статья 403 ГПК РФГражданские процессуальные институты, обозначенные как «исключительная подсудность» и «исключительная подсудность дел с участием иностранных лиц» (соответственно ст. ст. 30 и 403 ГПК РФ), однотипны по своей юридической природе и органически связаны друг с другом. Но они имеют разную направленность, сферы применения и уровни конкретности.

Нормы первого института намечают границы одной из разновидностей территориальной компетенции наших судов общей юрисдикции. Они действуют внутри российской системы органов гражданского правосудия. Обязательный элемент указанных норм — точный адрес суда первой инстанции, единственно управомоченного рассматривать дела определенного содержания.

Постановленные в этих процессах судебные акты нормально реализуются на территории России, а равно других государств. Однако последний вариант возможен, лишь если иностранное процессуальное право такое исполнение допускает.

Нормы другого из сходных по назначению процессуальных институтов, сосредоточенные в ст. 403 ГПК РФ, выполняют иную функцию. Они регулируют аспекты международной подсудности, конкретно те из них, от разрешения которых зависит, какие категории дел с участием иностранных лиц отнесены к безусловному ведению отечественных судебных органов.

Вряд ли юридически корректно говорить о разграничении компетенции между учреждениями внутренней и зарубежной юстиции. Термин «разграничение» предполагает наличие каких-то согласований, возможно, компромиссов между суверенными законодателями. Но реально таких явных и юридически корректируемых тенденций (за пределами международных конвенций и договоров) не наблюдается. Каждое государство самостоятельно очерчивает рамки исключительной подсудности для своих национальных судов, хотя, конечно, имеет место подражание, прямое или косвенное заимствование зарубежного опыта, особенно когда происходит глубокий пересмотр процессуального законодательства в странах, образующих различные сообщества (СНГ, ЕС и т.п.). Положительную роль играют и теоретические исследования, обобщения мировой практики в области международного гражданского процесса.

Конечно, беспредельное намерение любого государства максимально расширить сферу исключительной компетенции собственной юстиции по спорам, усложненным каким-либо «иностранным элементом», нереально и в конечном счете невыгодно. Этому расширению препятствуют такие факторы, как растущая необходимость унификации национальных процессуальных конструкций под давлением идей глобализации, стремление минимизировать опасности возникновения так называемых «конфликтов юрисдикций» любого характера, все более расширяющаяся практика заключения международных актов, содержащих нормы о подсудности.

Тем не менее труднообозримое разнообразие внутригосударственных структур органов гражданской юстиции, усложняемое специфическими чертами объемов их компетенций, не позволяет с абсолютной уверенностью утверждать, что ни в одной стране суды не примут к рассмотрению какое-либо дело, указанное в ст. 403 ГПК РФ, и не вынесут по нему решение по существу.

Естественно, что при возникновении подобной ситуации первым действием ответчика, тем более когда им выступает субъект российского права, должно быть возражение против юрисдикции зарубежного суда со ссылкой на ст. 403 ГПК РФ. Весомым юридическим аргументом будет также указание на полную бесперспективность принудительного исполнения или признания постановленного решения в Российской Федерации (п. 4 ч. 1 ст. 412 и ст. 414 ГПК РФ).

Нормы ст. 403 ГПК РФ, обозначая материально-правовое содержание дел с участием заинтересованных иностранных лиц, составляющих исключительную компетенцию российских судов, не указывают, какому конкретному суду надлежит адресовать соответствующее заявление. Этот практически важный вопрос логично подвергнуть анализу при комментировании конкретных видов таких заявлений.

Наконец, еще один вывод из анализа качества норм, регулирующих детали исключительной компетенции как внутренней, так и международной. Эти нормы кардинально воздействуют на взаимоотношения между государственными органами правосудия в плане обозначения их компетенции. Но они не мешают конфликтующим субъектам заключать соглашения о направлении споров по делам этой разновидности подсудности для разрешения в третейском (арбитражном) порядке, естественно, при условии допустимости передачи такого рода конфликтов внутреннему третейскому суду или международному коммерческому арбитражу.

Содержание ст. 403 ГПК РФ

Пункт 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ изложен предельно кратко: к исключительной компетенции российских судов относятся дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации. Естественно, речь идет о делах с участием заинтересованных иностранных лиц. Для нормального применения на практике этой лаконичной формулировки необходима точная расшифровка и уяснение содержания двух главных нормативных предписаний.

Прежде всего надлежит очертить круг тех физически осязаемых предметов, которые российское законодательство юридически квалифицирует как вещи недвижимые. Второй не менее существенный момент — определение состава и правового характера субъективных прав, связанных со спорами, касающимися недвижимости, а потому на эти дела распространяется режим исключительной подсудности.

Поставленные вопросы, если исходить из их юридической природы, связаны с категорией предмета регулирования не процессуального, а материального права. Значит, ответы на них следует искать в нормах гражданского законодательства.

Положения ст. 8 Конституции РФ о равной защите частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности позволяют при комментировании норм ГПК РФ учитывать однотипные по содержанию правила АПК РФ и наоборот, используя по мере необходимости различные приемы толкования, а равно и аналогию. Это особенно актуально для практики органов правосудия при рассмотрении ими споров о правах на недвижимое имущество — основе экономического, социального, политического благополучия общества и государства.

Сопоставление текстов статей гражданского и процессуального законодательства, регламентирующих правовые проблемы, относящиеся к недвижимости, свидетельствует о неполной синхронизации содержания этих статей в грамматическом и смысловом аспектах. Отсюда вытекает необходимость особо внимательной и убедительной интерпретации российскими судебными органами соответствующих юридических институтов при рассмотрении споров о недвижимости, тем более при участии в них иностранных лиц.

Отправной пункт анализа — ст. 130 ГК РФ, озаглавленная «Недвижимые и движимые вещи». Развернутое исследование норм этой статьи есть область чисто цивилистической науки. Для гражданского процесса имеет значение разделение недвижимых предметов на две группы. К первой отнесены объекты настолько прочно связанные с землей, что их перемещение на другое место либо технически неосуществимо, либо повлечет экономически чрезмерные затраты, причем не гарантирует возобновление полноценного их функционирования. Это земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, а также лесные массивы, многолетние насаждения, внушительных размеров здания и сооружения.

Предметы второй группы, также получившие юридический статус недвижимого имущества, вполне мобильны и способны перемещаться в пространстве. Сюда отнесены подлежащие регистрации суда воздушные, морские, внутреннего плавания и космические объекты. Этот перечень может быть расширен законами, и они есть. Так, недвижимостью признается предприятие в целом, имущество кондоминиума, жилые и нежилые помещения как часть зданий.

Как уже было отмечено, п. 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ распространяет исключительное ведение наших органов правосудия на все споры с участием иностранных лиц о правах на недвижимое имущество при условии его нахождения в пределах России. Но здесь не обозначены даже самым общим образом ни состав данного типа имущества, ни квалификация споров, ни те конкретные суды, где подлежит разрешать такие конфликты. 

Из содержания ч. 1 ст. 130 ГК РФ (где термин «недвижимость» отсутствует) все же следует вполне однозначный вывод о том, что иски о правах на объекты, прямо связанные с землей, а также жилые и нежилые помещения надлежит адресовать судам, в районе которых имущество расположено.

Но как определить подсудность споров о правах на вещи из второй, ранее выделенной, группы, куда входят плавающие и летающие объекты? ГПК РФ никаких ориентиров не намечает. Однако выручает аналогия, а именно применение ч. 2 ст. 38 АПК РФ, согласно которой конфликты о правах на такие мобильные и способные быстро менять пункты своего нахождения объекты отнесены к исключительной компетенции судов по месту их государственной регистрации.

И, наконец, ответ на заключительный вопрос о юридической природе субъективных прав, которые при возникновении претензий по поводу недвижимости перемещают дело в сферу исключительной подсудности судов общей юрисдикции или арбитражных с учетом распределения подведомственности. Это вещные права, подлежащие регистрации органами юстиции, конкретно право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты и некоторые другие права в случаях, предусмотренных законом.

Статья 403 ГПК РФ не воспроизводит норм ч. 2 ст. 30 этого Кодекса, распространяющих режим исключительной подсудности на дела по искам кредиторов наследодателя, предъявляемых до принятия наследства наследниками. Но это обстоятельство не означает, например, что иностранный кредитор, заявивший подобного рода требование в зарубежном суде и добившийся положительного результата, может рассчитывать реализовать такое решение на территории России.

Отсутствие в ст. 403 ГПК РФ указаний на подсудность дел по требованиям подобного содержания ровно ничего не меняет. Налицо мнимый пробел, что достаточно просто подтвердить ссылкой на общее положение ч. 1 ст. 402 ГПК РФ: если иное не установлено правилами гл. 44 ГПК РФ, то подсудность российским судам дел с участием иностранных лиц определяют правила гл. 3 Кодекса, где как раз и помещена ст. 30. Она же называет конкретный суд, куда надлежит адресовать претензии кредиторов наследодателя. Таким может быть только суд по месту открытия наследства. Естественно, имеется в виду место на территории России.

Достаточно стабильно к исключительному ведению российских судов, равно как и судов немалого числа других государств, отнесены дела по спорам, возникающим из договоров перевозки. Эту традицию закрепляют применительно к конфликтам с участием иностранных лиц п. 2 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ.

Нормы нового ГПК РФ обозначают подсудность споров из контрактов перевозки вообще, не уточняя, каким видом транспорта, а главное, что именно перемещается. Тем самым ГПК РФ учитывает разграничение подведомственности споров такого содержания между судами общей юрисдикции и арбитражными.

В общем плане вопросы подведомственности регламентируют соответствующие положения процессуального законодательства, а порядок, сроки, содержание претензий и исков к перевозчикам — правила гл. 40 ГК РФ, транспортных уставов и кодексов, иных нормативных актов. Для примера можно привести ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» 2003 г.

Конкретный суд, компетентный рассматривать требования, вытекающие из разнообразных договоров перевозки с участием иностранных лиц, это суд по месту нахождения перевозчика, к органу управления которого в установленном порядке была направлена претензия с целью внесудебного урегулирования правовых противоречий.

Три критерия, закрепленные п. 3 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ, относят к исключительной компетенции российских судов один из возможных порядков рассмотрения дел о расторжении брака:

  • российское гражданство одного из супругов;
  • иностранное гражданство (или его отсутствие) другого супруга;
  • проживание обеих сторон на территории России.

При несоблюдении этих коллизионных привязок решение о разводе, вынесенное любым зарубежным судом, не подлежит признанию на территории России. Следует отметить, что конкретный суд, которому надлежит адресовать соответствующее исковое заявление, определяется по подсудности альтернативной.

Развернутая аргументация обоснованности распространения в п. 4 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ режима исключительной компетенции национальных органов правосудия на дела, рассматриваемые по нормам гл. 23 — 26 действующего Кодекса, вряд ли необходима. Все эти дела, перечисленные в ст. 245 ГПК РФ, возникают по спорам из публичных правоотношений, складывающихся под воздействием тех частей системы российского права, которые в настоящее время практика и теория считают образующими группу отраслей публичного права. Доминирующая особенность правоотношений такого класса — наличие между их участниками элементов власти и подчинения большей или меньшей степени интенсивности.

Заинтересованными субъектами в разных комбинациях, диктуемых содержанием конфликтов из публичных правоотношений, неизменно выступают органы государственные и местного самоуправления, должностные лица, государственные и муниципальные служащие, избирательные комиссии, комиссии референдума. Естественно, что надзор и контроль за законностью, правильностью или неправильностью действий (бездействия) таких органов и лиц суверенное государство (если нет соответствующего международного соглашения) не может доверить зарубежным судам. Это функция своих органов юстиции.

Комментарии к части 2 статьи 403 ГПК РФ в новой редакции

Часть 2 ст. 403 ГПК РФ распространяет режим исключительной национальной подсудности на разновидности почти всех дел особого производства (подразд. IV разд. II Кодекса), в которых присутствует или может появиться «иностранный элемент» того или иного характера. При этом важную роль играют различные коллизионные привязки, нередко комплексно взаимодействующие друг с другом.

Деление ч. 2 ст. 403 ГПК РФ на пять пунктов вовсе не означает, что точно такое количество дел, отобранных с учетом их качественных особенностей, отнесено к ведению только отечественных судов. Реально границы этой исключительной компетенции гораздо шире, поскольку каждый пункт содержит указания не на одно, а на несколько дел, которые, исходя из интересов практики, рациональнее комментировать раздельно.

Заявление по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, надлежит адресовать российскому суду, если заявитель проживает в России. При определении статуса такого заявителя, когда им является иностранный гражданин, лицо без гражданства или беженец, сложностей не возникает, поскольку их личным законом считается российское право. К тому же процессуальное положение иностранных лиц и граждан РФ принципиально тождественны.

Однако в целом ситуация далеко не проста. Грамматическое и смысловое толкование полного текста п. 1 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ приводит к выводу о том, что в анализируемой ситуации искомые факты имеют либо имели место за пределами РФ. Разрешение таких дел российскими судами стандартным правилам международной подсудности не противоречит. Но определенные трудности в ходе движения процесса почти неизбежно будут возникать.

Возможно, главная из трудностей состоит в получении из-за рубежа доказательственной информации о фактах, например, родственных отношений, несчастных случаев, открытия и принятия наследства. Не исключено использование не всегда удобного и оперативно действующего механизма судебных поручений (ст. 407 ГПК РФ).

Выявление конкретного суда, компетентного принять заявление, за одним исключением задача элементарная — это согласно ст. 266 ГПК РФ суд по месту жительства заявителя. Исключение зафиксировано той же статьей Кодекса применительно к установлению факта владения и пользования недвижимым имуществом. Управомоченным назван суд, в районе которого имущество расположено. Но оно в рассматриваемой ситуации находится в другой стране, где российская юстиция власти не имеет.

Выход из юридического тупика реален, поскольку согласно широко распространенной практике суверенные государства относят разрешение вопросов о судьбе недвижимости на их территории к исключительной компетенции своих национальных органов правосудия. Исходя из этого, российский суд должен отказывать в принятии заявления об установлении подобного рода факта или прекратить неправомерно возникшее производство (ст. ст. 134 и 220 ГПК РФ).

Критерий подсудности другой разновидности дел об установлении фактов юридического значения, предусмотренных также нормами п. 1 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ, относится к группе территориальных привязок. Российские суды исключительно компетентны рассматривать соответствующие заявления, подаваемые с целью выяснить, имели или имеют место определенные обстоятельства на территории России.

Если заявитель независимо от его гражданства пребывает постоянно в России, процессуальных осложнений обычно не возникает. Он направляет все материалы суду по месту жительства. Исключение составляют случаи, когда просьба сводится к подтверждению владения и пользования недвижимым имуществом, единственно компетентным будет суд района, где недвижимость расположена (ст. 266 ГПК РФ).

Но при проживании заявителя — иностранного лица за границей обстановка кардинально меняется, что заслуживает юридического анализа. Положение об исключительной подсудности для дел обозначенного содержания нашим органам правосудия юридической силы не теряет. Однако выбор форума для рассмотрения конкретного дела порождает проблемы, которые надлежит разрешать, используя приемы толкования.

Примечательно и важно, что никаких такого рода проблем нет, когда заявление содержит просьбу подтвердить состояние владения и пользования недвижимым имуществом на земле Российской Федерации. Но для дел об установлении всех остальных юридических фактов ГПК РФ однозначно обозначает компетентным суд по месту жительства заявителя, но как же быть, если он находится за границей?

Устранение такой, на первый взгляд, юридически непреодолимой преграды следует искать исходя из тезиса о том, что по отношению к центральному правилу нормы п. 1 ч. 2 ст. 403 Кодекса надлежит квалифицировать как специальные. В данном пункте о месте нахождения инициатора производства никаких оговорок нет. Значит, вполне корректен вывод об исключительной компетенции суда рассматривать просьбы об установлении фактов юридического значения там, где они происходили или продолжают существовать на территории России.

Исключительная подсудность

К исключительной компетенции российских судов новый Кодекс относит ряд дел особого производства. Те из них, которые перечислены в п. 2 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ, допустимо с известной долей условности разделить на две группы.

Дела, составляющие первую группу, вполне логично считать максимально конкретной реализацией ст. 2 Конституции Российской Федерации, объявляющей высшей ценностью нашего общества человека, его права и свободы. Связь самая непосредственная, поскольку от результатов процессов по таким делам напрямую зависит определение юридического статуса гражданина и, следовательно, интенсивность его участия в сферах экономической, социальной, политической жизни.

Исключительная подсудность дел об усыновлении (удочерении) ребенка — гражданина России или в ней проживающего имеет одну особенность. Если заявитель — российский гражданин, имеющий постоянное место жительства за границей, иностранный гражданин или лицо без гражданства, то компетентным по первой инстанции будет не районный суд, а суд уровня субъекта Федерации (ч. 2 ст. 269 ГПК РФ). Заключительные нормы этого пункта относительно учета адреса проживания или нахождения ребенка не означают одновременного действия компетенции исключительной и альтернативной. Речь идет только об обнаружении места пребывания усыновляемого, от этого зависит выбор компетентного суда.

Последнее замечание справедливо также по отношению к делам о признании граждан российских или имеющих место жительства в Российской Федерации полностью или частично недееспособными. Разница в том, что компетентным будет районный суд по месту проживания проверяемого физического лица либо по месту нахождения специализированного лечебного учреждения, если оно туда уже помещено (ч. 4 ст. 281 ГПК РФ).

И наконец, ходатайство несовершеннолетнего гражданина, достигшего возраста 16 лет, об объявлении его согласно условиям п. 1 ст. 27 ГК РФ полностью дееспособным (эмансипация) управомочен рассматривать только суд, в районе которого проживает заявитель.

Только российские суды исключительно управомочены рассматривать заявления о признании безвестно отсутствующим или объявлении умершим физического лица независимо от его гражданства, имевшего последнее место жительства на территории России. Компетентным является суд по месту жительства или нахождения заявителя (ст. 276 ГПК РФ). Причем в заявлении необходимо указать, для какой цели оно подается. Это имеет важное юридическое значение и с точки зрения режима исключительной компетенции, поскольку она распространена только на вопросы, от разрешения которых может зависеть установление прав и обязанностей проживающих или находящихся в Российской Федерации субъектов (п. 3 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ).

Две разновидности дел исключительной подсудности объединены в п. 4 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ. Первая из них — дела о признании находящейся на территории РФ движимой вещи бесхозяйной (п. 1 ст. 290 ГК РФ). Определение компетентного суда зависит от статуса заявителя. Если это гражданин или организация, то лицу, фактически владеющему вещью, надлежит адресовать заявление суду по месту своего жительства или нахождения. В случаях, когда движимая вещь изъята федеральным органом исполнительной власти, заявление об объявлении ее бесхозяйной рассматривает только суд по месту обнаружения вещи.

Бесхозяйные недвижимые вещи в конечном счете становятся муниципальной собственностью. Заявление об этом подает орган, управляющий таким имуществом, а компетентным будет суд, в границах власти которого расположена недвижимость.

Наконец, к исключительной подсудности наших национальных органов правосудия отнесены определенные дела так называемого вызывного производства. Это гражданские процессы о признании утраченными ценных бумаг на предъявителя или ордерных ценных и восстановлении прав на них держателей таких документов. Заявления такого содержания подаются обычно по месту нахождения лица, выдавшего утраченный и подлежащий исполнению документ (ч. 3 ст. 294 ГПК РФ). Но для распространения на такие процессы режима исключительной компетенции необходимо, чтобы непосредственно заинтересованными субъектами (т.е. кредиторами и должниками) были физические лица или организации, проживающие или находящиеся на территории РФ (п. 5 ч. 2 ст. 403 ГПК РФ).

Судебная практика по ст. 403 ГПК 

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ N 5-КГ16-31

Обстоятельства: Определением производство по делу об обязании допустить к работе, предоставить пропуск для прохода на рабочее место, взыскании заработной платы, компенсации за задержку выплат заработной платы, компенсации морального вреда прекращено на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Решение: Определение отменено. Дело направлено в суд для рассмотрения по существу, так как исковые требования вытекают из трудового договора и предъявлены в суд по месту нахождения филиала иностранной компании, данный суд в силу ч. 2 ст. 402 ГПК РФ вправе рассматривать такое дело с участием иностранных лиц.

В статье 403 ГПК РФ перечислены категории дел с участием иностранных лиц, отнесенных к исключительной компетенции судов в Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ N 4-Г10-6

Заявление о возражении относительно признания на территории РФ решения иностранного суда по делу об установлении факта родственных отношений удовлетворено правомерно, поскольку заявительница не приняла участия в судебном заседании иностранного суда по причине неизвещения ее судом своевременно и надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, кроме того, нарушены правила об исключительной подсудности споров, связанных с правами на недвижимое имущество.

Разрешение спора, связанного с правами на наследование недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации, в силу п. 2 ст. 48 Минской конвенции, а также п. 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ N 5-Г10-1

Судебный акт, которым разрешено принудительное исполнение на территории Российской Федерации решения суда по семейным делам иностранного государства в части утверждения порядка общения с ребенком и взыскания алиментов на его содержание, оставлен без изменения, так как решение принято судом по семейным делам иностранного государства в соответствии с его компетенцией, все условия, предусмотренные двусторонним договором, соблюдены, нарушений требований закона не допущено.

Дела с участием иностранных лиц по искам об определении порядка общения с ребенком и взыскании алиментов на его содержание к исключительной подсудности судов Российской Федерации ст. 403 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не отнесены.

Определение Верховного Суда РФ N 50-Г09-24

В признании решения иностранного суда на территории РФ правомерно отказано, так как суд пришел к верному выводу о том, что рассмотрение дела об установлении факта принадлежности справки о заработной плате относится к исключительной подсудности суда РФ, учитывая то, что заявительница имеет место жительства на территории РФ и установление юридического факта необходимо ей для назначения пенсии в РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 403 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды в Российской Федерации рассматривают дела особого производства в случае, если заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, имеет место жительства в Российской Федерации.

Задать вопрос юристу