Статья 5 ГПК РФ. Осуществление правосудия только судами

(официальная действующая редакция ст. 5, полный текст статьи 5 ГПК РФ с комментариями)


Правосудие по гражданским делам, подведомственным судам общей юрисдикции, осуществляется только этими судами по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве.


Комментарий к статье 5 ГПК РФ в действующей редакции

статья 5 ГПК РФСтатья 5 ГПК РФ в действующей редакции развивает важнейший конституционный принцип разделения властей, который предусматривает независимость и самостоятельность каждой ветви власти, в том числе судебной. В соответствии со статьями 118 и 120 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судьи независимы и подчиняются Конституции РФ и закону. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании материалов дела. Всякое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия преследуется по закону.

В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

Принцип осуществления правосудия только судами общей юрисдикции выражается в том, что:

  • когда спор рассматривается несколькими органами, в число которых входит суд, окончательное решение принимается судом; например, по трудовым спорам после комиссии по трудовым спорам решение по заявлению заинтересованного лица принимает суд;
  • на суд возложена обязанность проверки законности в определенных пределах решений третейских судов в случае обращения за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда;
  • любое решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.

Закрепленный в статье 5 ГПК РФ принцип осуществления правосудия только судом общей юрисдикции характеризуется признаками (субъектом, объектом и спецификой процессуальной формы деятельности суда общей юрисдикции и др.), позволяющими разграничить компетенцию суда общей юрисдикции и органов исполнительной и представительной власти, суда общей юрисдикции и других судов. Кроме того, признаками, позволяющими определить компетентный на рассмотрение конкретного дела, после подачи искового заявления, суд общей юрисдикции, судебную инстанцию и конкретного судью, а также процессуальную форму рассмотрения дела.

Дополнительный комментарий к ст. 5 ГПК РФ

В ст. 5 ГПК РФ в новой редакции закреплен принцип осуществления правосудия только судами общей юрисдикции.

Принцип осуществления правосудия только судом общей юрисдикции в настоящих условиях имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение.

Конституция Российской Федерации 1993 г. гласит, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации». Создание чрезвычайных судов не допускается (ст. 118 Конституции РФ).

Согласно ФКЗ «О судебной системе» правосудие в России осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается.

Поскольку судебная система стала весьма сложной, включающей несколько ветвей судебной власти, а принцип осуществления правосудия только судом закреплен в Конституции как общий для судебной системы Российской Федерации в целом, то постоянно возникает вопрос о правомерности признания его в качестве отраслевого принципа.

В частности, можно ли говорить о принципе осуществления правосудия только Конституционным Судом Российской Федерации, о принципе осуществления правосудия только судом общей юрисдикции, о принципе осуществления правосудия только арбитражным судом. Правильное его решение связано не только с разграничением компетенции каждого из них, но и с дифференциацией процессуальной формы защиты гражданских прав, а следовательно, и с укреплением гарантированного Конституцией РФ права граждан и организаций на судебную защиту.

Принцип осуществления правосудия только судами общей юрисдикции можно и надо рассматривать в качестве отраслевого наряду с другими принципами гражданского процессуального права.

В теории и практике при раскрытии содержания принципа осуществления правосудия только судом общей юрисдикции акцентируется все внимание на субъекте, уполномоченном законом на осуществление правосудия по делам, отнесенным законом к его ведению, на разграничении компетенции суда общей юрисдикции и органов исполнительной и представительной власти, суда общей юрисдикции и других указанных в Конституции Российской Федерации судов по рассмотрению и разрешению споров, а также на специфике процессуальной формы его деятельности.

Такой традиционный в процессуальной науке подход к пониманию сущности и содержания рассматриваемого принципа, безусловно, весьма важен. Никакой другой юрисдикционный орган не вправе осуществлять правосудие по делам, отнесенным законом к ведению суда общей юрисдикции, вместе с тем и суд общей юрисдикции вправе заниматься этой деятельностью только по указанным делам.

Суд общей юрисдикции — самостоятельный орган государственной власти, занимающий особое место в судебной системе. Единственный в Российской Федерации судебный орган, имеющий право рассматривать и разрешать в соответствии с ГПК РФ отнесенные законом к его ведению споры между гражданами, между гражданами и организациями.

Судьи судов общей юрисдикции назначаются на должность в порядке, установленном ст. 128 Конституции Российской Федерации, ст. 13 ФКЗ «О судебной системе», ст. 6 Закона «О статусе судей в Российской Федерации». Только назначенные в установленном законом порядке судьи судов общей юрисдикции могут от имени государства выносить решения по спорам, отнесенным к исключительной компетенции этих судов. Такие решения не вправе выносить ни судьи арбитражных судов, ни судьи Конституционного Суда Российской Федерации.

Суд общей юрисдикции имеет не только отличные от других судов систему (ст. ст. 20 — 22 ФКЗ «О судебной системе»), задачи (ст. 2 ГПК), но и процессуальную форму деятельности.

Правосудие — это деятельность, осуществляемая жестко по правилам, установленным федеральным законом. Эти правила разрабатываются с учетом специфики деятельности каждого конкретного суда, действующего в рамках судебной системы федеральных судов Российской Федерации в конкретных условиях. Урегулированная законом специфика деятельности суда общей юрисдикции обеспечивает прежде всего надежные гарантии прав граждан и организаций на судебную защиту в гражданском процессе. При рассмотрении и разрешении гражданских споров ни один из юрисдикционных органов (ни Конституционный Суд Российской Федерации, ни арбитражный суд, ни третейский суд, ни органы исполнительной власти) не вправе использовать процессуальную форму защиты права, установленную законом для системы судов общей юрисдикции.

Наличие у системы судов общей юрисдикции процессуальной формы деятельности сейчас закреплено в ст. 1 ГПК, в которой указано, что порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», настоящим Кодексом и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи — также Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации».

Правосудие, осуществляемое системой судов общей юрисдикции, имеет свой предмет деятельности — исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений и иные дела, отнесенные законом к ведению судов общей юрисдикции.

Итак, если проблему содержания принципа осуществления правосудия только судом общей юрисдикции рассматривать, используя традиционные подходы, то его содержание составляют следующие взаимосвязанные положения:

  1. только суды общей юрисдикции, созданные в предусмотренном законом порядке и с целью разрешения дел, отнесенных законом к их ведению, могут осуществлять правосудие;
  2. только суды общей юрисдикции вправе (и обязаны) осуществлять свою специфическую деятельность в гражданской процессуальной форме — в порядке, установленном нормами гражданского процессуального права. Эта форма не может быть использована другими юрисдикционными органами при рассмотрении и разрешении дел;
  3. только суды общей юрисдикции могут осуществлять правосудие по делам, отнесенным федеральным законом к их ведению.

По этим признакам судопроизводство в судах общей юрисдикции отличается, например, от конституционного судопроизводства, а конституционное судопроизводство — от судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. На это правильно обратил внимание Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации.

Приведенные ранее положения о принципе осуществления правосудия только судом общей юрисдикции имеют значение и для правоприменительной практики и выражаются вовне чаще всего при решении вопросов о подведомственности споров конкретному суду судебной системы. Это наглядно можно проследить на примере цитированного нами Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. N 19-п.

Но такая характеристика принципа осуществления правосудия только судом общей юрисдикции в настоящих условиях становится неполной, односторонней и не позволяет всесторонне изучить и понять его сущность.

Раскрытие принципа осуществления правосудия только судом 

Исследуя содержание этого принципа, нужно и необходимо раскрывать и вторую, «внутреннюю» его сторону, прямо связанную с реализацией гражданами и организациями права на судебную защиту и потому не менее значимую.

Право на осуществление правосудия закон закрепляет не только за каждым из указанных в ст. 4 ФКЗ «О судебной системе» судов, понимаемых в качестве самостоятельных и сложных по составу систем, но и за каждым конкретным судом, составляющим эту систему, за каждой инстанцией того или иного суда, конкретным судьей, уполномоченными законом на рассмотрение возникшего спора. Каждый суд системы судов общей юрисдикции, каждая его инстанция, судья той или иной инстанции характеризуются особым порядком наделения полномочиями на осуществление правосудия, специфическим содержанием этих полномочий, имеют установленную законом компетенцию, объект и установленную законом процессуальную форму деятельности. Например, порядок назначения на должность судьи Верховного Суда Российской Федерации и требования, предъявляемые законом к лицу, претендующему на эту должность, отличаются от порядка назначения на должность судьи суда субъекта Российской Федерации или районного судьи и требований, предъявляемых законом к ним. Порядок рассмотрения дел в первой инстанции существенно отличается от порядка их рассмотрения Президиумом Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации не вправе вместо районного судьи рассматривать по первой инстанции дело, отнесенное законом к ведению районного суда, а судья районного суда — дело, подсудное Верховному Суду Российской Федерации. Суд кассационной инстанции не вправе рассматривать апелляционные жалобы на решения мировых судей, а суд апелляционной инстанции — кассационные жалобы на решения районных судов. Рассмотрение и разрешение дела некомпетентными судом системы судов общей юрисдикции, судебной инстанцией, судьей — основание для отмены решения, определения.

Закрепленный в законе принцип осуществления правосудия только судом общей юрисдикции гораздо богаче по содержанию и характеризуется не только признаками (субъектом, объектом и спецификой процессуальной формы деятельности суда общей юрисдикции и др.), позволяющими разграничить компетенцию суда общей юрисдикции и органов исполнительной и представительной власти, суда общей юрисдикции и других указанных в Конституции Российской Федерации судов, но и признаками, позволяющими определить компетентный на рассмотрение конкретного дела суд общей юрисдикции, судебную инстанцию, судью «внутри» системы судов общей юрисдикции, и процессуальную форму рассмотрения дела «внутри» судебной системы.

Вторая, «внутренняя» сторона принципа осуществления правосудия только судом общей юрисдикции в практическом отношении не менее значима и является надежной гарантией судебной защиты прав граждан и организаций в гражданском процессе. В законодательстве и в практике она проявляет себя через институт подсудности, правила, закрепляющие невозможность рассмотрения дела судебной инстанцией, созданной с нарушением федерального закона, недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении того же дела, недопустимость рассмотрения дела судьей нижестоящего суда дел, отнесенных к компетенции вышестоящего, недопустимость рассмотрения дела судьей, чьи полномочия истекли, через установленные в законе запреты на принятие решения судьями, которые не входили в состав суда, рассматривающего дело, и на подписание решения судьями, которые не указаны в решении.

Задать вопрос юристу